August 23rd, 2019

Девушка Наташенька, скрепы и суровый дед

Сегодня утром - звонок по городскому телефону. Радостный мужской голос:
- Здравствуйте! С праздником!
Я, с недоумением припоминая, что за праздник сегодня: - И вас тоже.
Мужик: - Я не с рекламой и не с продажей!- (Тут мне стало уже всё ясно, но я продолжила слушать). -Вы в курсе, что в ваших трёх домах начался ремонт?
Ну, эта новость трёхлетней давности. Но пришибленные капремонтом по-собянински москвичи обычно более податливы на всякую ремонтную лабуду, потому что уже ничему не удивляются.
Я помалкиваю, жду продолжения.
- У вас квартира номер (такой-то)?
- Да.
- У нас тут записано, что проживает льготная категория, ветераны труда. Это так?
- Да.
- А позовите, пожалуйста, ветерана, девушка. Это кто?
Я, эхом, внутренне хихикая: - Дедушка...
- Я бы хотел с ним поговорить.
Я - Я тоже... К сожалению, сейчас не получится (И то верно: деда расстреляли в подвале Лубянки в 1938). Придётся со мной.
Мужик (Без прежнего задора) - Очень приятно. А как вас зовут?
Я, кокетливо: - Можете называть Наташа.
Мужик, радостно: - О! У меня жена Наташа! Наташенька, а окна у вас старые?
Я (туповато): - Да. Конечно.
Мужик, назидательно: - Надо менять.
Я: - Нет, что вы. Дед против.
Мужик: - А вы?! Им же, окнам, уже... лет 30, они же старые!..
Я, с мрачной гордостью: - За 70.
Мужик, ликуя: - Вот! Ну, что же вы? Возьмите да и поменяйте! Что вам дед!
Я, назидательно: - Не-ет. Мы из его воли не выходим. Скрепы, знаете ли, скрепы!..
Мужик (обалдел).
Я, воспользовавшись моментом, изысканно прощаюсь и вешаю трубку.



*Вообще-то, ветеран труда - это как раз я, чем порою пользуюсь.
Ну и что, что голос не совсем ветеранский.
А с окнами этими... ну, ОЧЕНЬ сильно надоели! И базы купили, гады, для обзвона несчастных нас. Ну, ничего, я им базу-то пополнила ценными сведениями. Что мой дед-ветеран не один живёт, а с упрямою внучкой. Наташенькой.