May 9th, 2020

Помним. День Победы

Папа. Сразу после школы. Прошёл всю войну. Артиллерист. Карельский фронт (единственный, где враг не прошёл). Кольский полуостров. Рыбачий. Их орудийный расчёт за войну постоянно обновлялся, уцелели только папа и командир орудия (папа говорил - потому, что они никогда не прятались в укрытие при обстрелах, немцы прицельно бомбили укрытия). Освобождал Норвегию. Рассказывал, что с той стороны, в Сопротивлении, партизанил Тур Хейердал.
В мирной жизни стал архитектором.

Помним. День Победы

Папа. Сразу после школы. Прошёл всю войну. Артиллерист. Карельский фронт (единственный, где враг не прошёл). Кольский полуостров. Рыбачий. Их орудийный расчёт за войну постоянно обновлялся, уцелели только папа и командир орудия (папа говорил - потому, что они никогда не прятались в укрытие при обстрелах, немцы прицельно бомбили укрытия). Освобождал Норвегию. Рассказывал, что с той стороны, в Сопротивлении, партизанил Тур Хейердал.
В мирной жизни стал архитектором.




Дядя Поль. После лагеря (58-я, отказался писать донос на начальника) был комиссован - умирал от туберкулёза. Добровольцем в ополчение. Пехота. Был тяжело ранен - в лёгкое. Выжил, навсегда дышал лишь одной половиной одного лёгкого. Дошёл до Берлина, расписался на Рейхстаге. Освобождал узников немецких концлагерей, переводил им - знал 5 языков.
В мирной жизни - инженер-дизелист.



Дядя Гоша. В лагерь, где он сидел, приехал набирать солдат друг деда - казачий атаман. Узнал его: "Война, а казак в лагере отсиживается!" Вытащил из лагеря, отправил на фронт. Кавалерист.
В мирной жизни - писатель, поэт, художник.




Дядя Ундик. Сапёр. Уцелел на "незнаменитой" финской войне. Доучиться не успел (хотел стать химиком, был прекрасным музыкантом). Опять призвали. Был тяжело ранен под Ленинградом, лежал в госпитале. Госпиталь разбомбили, погибли почти все. Считался без вести пропавшим, потом объявили погибшим. Родные ждали его всю жизнь.




Дядя Андрей. Ушёл после школы. Сапёр. Дошло только одно его письмо. Погиб в 19 лет, в 42 году. Он стал бы художником, учился и прекрасно рисовал.





Не вернулись двое. Вернулись трое. Ни один не дожил до юбилейных медалей, пышных торжеств и пафосных речей.



Помним, любим.
Ужасно вас не хватает.

А тем временем в тылу



(Из главы "Надо взрослеть" )

"...С Галей я подружилась ещё в декабре, когда мы ходили к раненым в госпиталь, готовили подарки к Новому году, а потом пели там.На обратном пути Галя показала мне свёрнутую в трубочку бумагу: "Я её прячу, чтобы мама не нашла. Смотри". Это была похоронка на Галиного старшего брата:
"В боях за город Смоленск... пал смертью храбрых... Константин Андреевич Волков".
- Я не верю, что Котька погиб. Он обязательно вернётся. А у мамы плохое сердце. Ей нельзя это читать. Мы с мамой пишем ему, если письма приходят назад - я их сжигаю.
Я ещё не знала тогда, что через несколько месяцев мне придётся думать, как сказать бабушке о двух похоронках: на Ундика, моего младшего дядю, приёмного сына бабушки, и на двоюродного брата, Андрея Трифонова. Андрей ушёл на фронт добровольно в августе 41-го года. Погиб в 42-м, девятнадцати лет. Позже пришло извещение о его посмертном награждении.
Я не могла сказать Гале, где мои родители.Я говорила: "Папа на фронте, письма от него не приходят. А мама работает зоотехником в Казахстане".
Галя мне никогда не говорила о своём отце, хотя его карточку - в военной форме - она носила в портфеле.Collapse )