drugoj_m (drugoj_m) wrote,
drugoj_m
drugoj_m

Categories:

День Победы. Папа

Папа


Папа закончил школу на все пятёрки. Он вообще считал, что всё надо делать отлично — или вообще не затевать.
Шёл 1941 год.
Его призвали сразу после сдачи экзаменов. Сначала — короткие курсы сержантов-артиллеристов, и сразу на фронт.


Вот таким папа ушёл на фронт

Воевал он на Кольском полуострове. Это Карельский фронт, там враг не продвинулся совсем за всю войну. Но и нашим там было очень трудно. И в мирное время в Заполярье, чтобы просто выжить, надо многое знать и уметь, а уж в военное...
Война — это наука, а военные специалисты, изучавшие её, в большинстве своём были расстреляны или сидели в лагерях. Поэтому воевать было ещё труднее. Но я сейчас не об этом.
Приучились мальчики, сразу повзрослевшие, и вручную тащить тяжеленную гаубицу из болот, и снаряды, чушки по 50 кг., на руках подавать. И без горячей еды и без еды вообще в полярные морозы не помирать сразу. И узнали, что при цинге можно выкопать из-под твёрдого схватившегося снега прошлогодние кустики черники, хвою, варить в вёдрах и пить эту спасительную горечь.
И друзей терять. И выживать после ранений и контузий. И горькие, страшные письма получать из дома. И всему, что им выпало на долю на этой войне...


А это март 1942 года

Но — вопреки всему, отец уцелел. Двое их прошли рядом всю войну: его друг Дмитрий, командир орудия, и папа, наводчик, лучший наводчик батареи, о нём даже фронтовая газета писала. (Вы помните — всё делать отлично). Уцелели потому, как папа рассказывал, что только они двое не прятались в укрытие во время бомбёжки и обстрелов. Нарушая все правила. У них была такая примета, которую, кажется, ввёл в обиход Дмитрий, он был старше, опытнее и считал, что немцы избирательно бьют по укрытиям. Наверное, он был прав.
Кольский; Рыбачий; Норвегия.
Папа рассказывал, что, когда они освобождали Норвегию, с той стороны за своё освобождение героически бились бойцы Норвежского сопротивления, партизаны, и среди них был Тур Хейердал. (Поэтому книги Хейердала, вышедшие у нас, стояли на нашей полке. Они не были знакомы, но это был — свой).
После войны папа поступил в Архитектурный, закончил его и стал архитектором, как хотел всегда — создавать, а не разрушать. И даже успел поработать, не очень долго, но отлично, как всё, что он делал.
Умер папа в 1970 году. Сердце артиллериста часто не выдерживает, разрываются сосуды...

Лет через 7-8 после его смерти — я уже заканчивала школу, и брат был, кажется, в 7 классе — нам неожиданно позвонил папин знакомый, а потом и приехал. Мама его помнила, он приезжал когда-то к отцу. Звали его Игорь, Игорь Николаевич, это брат вспомнил, а мне казалось, что Иван. Но мой брат обычно лучше помнит.
Игорь жил в соседнем с папой дворе, и учился в параллельном классе. Из школы они двое попали на Карельский фронт, и, кажется, в ту же батарею — или в соседнюю, в общем, не очень далеко. Они не дружили особо, но — земляки, это всегда важно, а на фронте, наверное, особенно.
И рассказал он такую историю: как-то, когда было — нечастое - затишье, в его, Игоря, часть пришёл наш отец. Несколько километров шёл. Нашёл его там и, не успел Игорь удивиться и обрадоваться, без лишних разговоров дал ему по морде, так, прилично врезал. «За что?!!»
Отец объяснил: мама Игоря пришла к папиной маме в слезах: как твой? Пишет? А про моего не пишет? Жив ли, не знаю, писем нет давно...
Бабушка (как странно мне так называть ту, которую я не могу помнить, родители отца умерли рано) написала сыну на фронт — узнай, мол, как он там. И отец узнал, а узнав, ужасно разозлился. Врезал, чтобы дружок его запомнил, а потом понятно растолковал: как ты не думаешь о матери, она ждёт, а это, наверное, ещё труднее, чем нам здесь.
И Игорь запомнил, на всю жизнь. А наш отец заставил его при нём написать письмо матери, и с собой забрал, и пошёл с этим письмом обратно, к себе, и — для верности — отослал его сам.

Игорь, уже давно Игорь Николаевич, очень огорчился, что отца уже нет. Сказал, что болен, и хотел бы навестить места боёв. Его семья против, и никто с ним не поедет, а вот мы бы поехали, и он нам всё покажет, где они стояли, где шли бои...
Предложение это было неожиданным. Места там были непростыми для путешествия, машины ни у нас, ни у Игоря Николаевича не было, идти пешком - по болотам, вдали от жилья было слишком тяжело: мама после тяжелейшей работы в военное время ( да и после) очень плохо ходила, брат был ещё подростком, Игорь Николаевич сам сказал, что тяжело болен. И.Н. бодро говорил, что возьмёт с собой велосипед, и на нём мы повезём самый тяжёлый груз — рюкзаки, палатки...
Мы обещали подумать.
Больше Игорь Николаевич не звонил, и никто не подходил по оставленному им номеру телефона...

Но мысль воочию увидеть те места, где папа воевал и о которых иногда рассказывал — выбирая более-менее нестрашные моменты, со свойственным ему мягким юмором — осталась. И однажды мы с мамой и братом поехали туда, в туристическую поездку, ненадолго. А запомнили эти места — навсегда.
И, когда я выбирала темы для моей работы, тоже потянулась в те места, и моя любимая работа, изучение водорослей северных морей, прошла именно в заполярных рейсах, там, где воевал мой юный папа, и там он был как бы рядом со мной.

Потому что, сколько бы ни было лет тебе, и сколько бы лет назад не умерли твои любимые люди, их недостаёт всегда, всегда, всегда.

Папа, мы помним.
Tags: День Победы, война, историяр, память, папа, праздники, родные
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments