drugoj_m (drugoj_m) wrote,
drugoj_m
drugoj_m

Спасение утопающих, или: Бабка, подай вон тот провод

(Бесконечная эпопея)

Старый анекдот: сидят два электрика на столбе, а мимо идёт старушка. Один ей: - Бабка, подай вон тот провод! - Держи, сынок! - Он, обернувшись к другому: - Видишь — ноль. А ты всё — фаза, фаза!..

Это я вот к чему.
Возвращаюсь домой с культурного мероприятия, часов в пол-десятого вечера, и вижу, что у моего подъезда, рядом с крыльцом, одиноко стоит здоровенный газовый баллон.
Я несколько напряглась, потому что нечего ему здесь делать. Поднялась к себе и обзвонила соседей.
Соседи, все по очереди, очень удивлялись и говорили, что никакого баллона не видели.
Я положила трубку, подумала, что, вроде, кроме яблочного сока ничего не пила, за неимением Харви Вайнштейна или Кевина Спейси сама ущипнула себя за коленку, убедилась, что не сплю, накинула куртку, взяла фотоаппарат и спустилась к крыльцу.
Баллон стоял там, абсолютно реальный, и на него с мерным стуком капала вода с крыши, потому что в доме полгода идёт капремонт, водосточные трубы сразу сняли, а новые не поставили.
Я его сфотографировала. На его боку была странная белая метка. Мне вспомнилась «Королева Марго», Варфоломеевская ночь и помеченные белыми крестами дома несчастных гугенотов, и я поспешила домой.



Было чуть позже десяти. Я опять взяла телефон и позвонила человеку, который обычно в курсе всех проводящихся в доме работ, представителю генподрядчика, ведущего капремонт.
На звонок он ответил, потому что обычно я его тревожу только по делу. И с облегчением сказал, что это — не их баллон, и что у них только электросварка. И предположил ,что баллон, может быть, оставили газовщики, которые что-то доделывали во втором подъезде.
Тогда я позвонила газовщикам. Из трёх бригадиров, телефоны которых у меня были, отозвался один и сразу сказал, что баллон — не их, свои они всегда возят с собой, и что вообще все работы у нас закончили две недели назад.
Обож-жаю я звонить о телефону. Хуже этой работы — только глажка. Было уже одиннадцать. Я заварила чай и включила компьютер. И тут же Яндекс пометил молнией свежую новость об эвакуации на юге Москвы 60 жителей дома, в подъезде которого найден подозрительный газовый баллон...



Тут позвонили друзья. Они живут в соседнем доме, и, когда я им рассказала о своей находке, вспомнили, что днём в их дворе тоже стоял какой-то газовый баллон, и пошли смотреть, там ли он.
А я опять сняла трубку. И позвонила в диспетчерскую. Металлический голос сказал, что телефон изменился и продиктовал новый. По новому номеру новый механический женский голос прощебетал, что я позвонила в кол-центр и что наш разговор записывается. Через некоторое время раздался и живой голос. Молодая девушка, явно что-то дожёвывая, спросила, чем она может помочь. Я ей обрисовала ситуацию. Она честно пыталась понять: так, частный дом... кто-то из соседей оставил? Он, точно, не ваш?
Я поняла, что мой адрес ей ничего не говорит (это тебе не старая диспетчерская — вон, в соседнем доме, и диспетчерша всё знает и подскажет, а что-то безликое, бессмысленное, единое на весь город). Пришлось объяснять, что это — многоквартирный дом в старой Москве, и у нас всегда было только магистральное газоснабжение. И что непонятно, откуда он такой взялся.
Дальше, судя по звукам, девушка пыталась думать и есть одновременно. Через какое-то время она спросила: - А вы способны сами позвонить в МЧС? Я сейчас дам телефон.
Поиск телефона МЧС продолжался довольно долго и сопровождался разнообразными звуками; мне было ужасно интересно — где она его ищет? В каких таких анналах? Но потом она торжествующе изрекла: - Вот! 112 ! - и положила трубку.
Я позвонила по телефону 112 раза три. Всё время было занято, и я поняла, почему. Позвонила ещё раз милой диспетчерше из кол-центра, услышала знакомое чавканье и спросила: - Вы мне дали телефон МЧС, а какой там префикс, чтобы звонить с городского?
Ответом было мне молчанье (очевидно, девушка переваривала слово «префикс»), потом она обиженно воскликнула: - Я вам дала для мобильного! Сейчас городским никто уже не пользуется!
Я: - Ну, мы же с вами сейчас по городскому говорим...
Она зачавкала так, что я испугалась — не подавилась бы, и сказала, что разберусь.
Взяла мобильный и позвонила без префикса. Телефон МЧС отозвался механическим голосом, предложив набрать дополнительно — 1,2,3,4 — соответственно, пожарных, полицию, скорую, газ.
Я выбрала газ, и вот я уже беседую с оператором газовой службы. Ей понадобилось некоторое время, чтобы понять суть проблемы. - А чем вам мешает этот баллон? - Я: - Его тут не должно быть. - Она: - А вы его поднимите и поболтайте — проверьте, полный он или пустой. - Я: - Вот этого я делать не буду. Он тяжёлый, и — вдруг там что-то опасное? - Она: - Что может быть опасного в пустом газовом баллоне?! Нет, мы приезжаем только если, например, взорвалась магистраль...
Я поняла, что с меня хватит.
Выключила мобильный, перенесла клетку с амадинами из кухни, которая над крыльцом, на самый дальний подоконник, выпила двести капель эфирной валерьянки и легла спать.
Утром баллон стоял на месте, вызывающе красный и покрытый свежей ледяной коркой.
У меня было немножко времени, и я поймала дворников, которые выуживали из помойки на тележку что-то ценное, и услышала испуганное: - Нет, это не наш. Не знаем, чей!
Потом я перехватила небольшую толпу капремонтовских прорабов и бригадиров, которые дружно отказались от баллона, а один с доброжелательной волчьей ухмылкой предложил: - Да вы возьмите его себе, вещь ценная, в хозяйстве пригодится!..
Кучка сантехников, которые вили себе гнездо в подвале, тоже не признала его своим. Не говоря уж о кровельщиках...
Передо мной замаячила совсем неприятная перспектива. В полицию звонить мне не хотелось. Совершенно точно знаю, что было бы: 1) Недоверие («Не морочьте голову занятым людям»). 2) Лучший вариант, хотя и бесполезный: приедут для галочки — посмотрят, потыкают пальцем, напишут: «Газовый баллон, хозяин неизвестен»). И уедут. А он останется. 3) Если вдруг решат, что опасно. Вот тогда — эвакуация жителей, и много часов где-то под дождём и снегом ,а потом бесконечные опросы... Уфф... Не хочу.
Когда я училась в младших классах, вокруг шло строительство. Землю перекапывали, привозили откуда-то. И мы с братом часто находили неразорвавшиеся снаряды. Дети фронтового артиллериста, мы знали, что это такое и насколько опасно.
Поэтому мы шли в милицию. И все эти ступени, от «Идите, дети, играйте в другом месте!» , «Ладно, сходи, Михалыч, разберись, какого им ещё там сапёра вызывать» - до «Дяденька милиционер, его нельзя палкой тыкать, у него — видите?- нестандартный взрыватель»...
А потом — ограждение, сапёры, и грузовик, набитый сеном, увозит находку на полигон, а нас, детей, всё время гонят подальше, как будто и не мы это нашли.
В конце концов, это просто газовый баллон. Надеюсь...
Сегодня я не увидела его на прежнем месте. Так я и не узнала — ни откуда он взялся, ни куда исчез.
Тайна сия велика есть...
Когда я вошла в подъезд, я обнаружила, что лифт опять не работает.
Я позвонила в диспетч... нет, в кол-центр.
Молодая девушка, явно что-то дожёвывая...
Tags: Московские зарисовки, анекдоты, инструкции, капремонт, чтовижуотомипою
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments