drugoj_m (drugoj_m) wrote,
drugoj_m
drugoj_m

Category:

Память о Первой мировой войне. Гвоздики.



«Красная гвоздика,
Спутница тревог...»

Наши дома стоят рядом с Центральным аэродромом. До середины 80 годов прошлого века привычным звуком для нас был рёв взлетающих и приземляющихся самолётов. Глухой бетонный забор,
охрана.
Когда-то Ходынское поле было любимым местом загородных прогулок москвичей — близко большое село Всехсвятское, живописные тихие речки Ходынка и Таракановка, богатые рыбой. Здесь проходили праздники и массовые гулянья, в том числе знаменитая «Ходынка» в честь коронации Николая 2, закончившаяся трагедией с многочисленными жертвами.
Довольно давно здесь обосновались военные.
В 19 веке в восточной части поля были Ходынские военные лагеря, а в западной — полигон и стрельбище.
В 1910 году Общество Воздухоплавания на собранные деньги открыло Ходынский военный аэродром.


Дальше - весь 20 век здесь был аэродром, сначала — имени Троцкого, потом — имени Фрунзе.
(без названия)
Аэродром на Ходынке, 1918 год.

Там стояла военная техника и проходили репетиции парадов.
(без названия)
Репетиция парада на Ходынке, 1914 год.

(без названия)


А ещё всё это время Ходынское поле оставалось именно огромным зелёным полем, «лёгкими» северо-запада Москвы.
С точки зрения биолога, Ходынский аэродром был уникальным для Москвы степным биотопом — местом, где растут степные растения и живут степные животные. К тому же — спасибо бетонному забору и охране — многие десятилетия их никто не тревожил.
Когда в 90 годы 20 века аэродром практически перестал функционировать — отменили полёты, прекратили парады, сняли охрану и появились дырки в неприступном прежде заборе, ни у кого уже не было привычки прогуливаться по Ходынскому полю. Наоборот, была твёрдая привычка никогда туда даже и не заглядывать.
А я, наконец, получила возможность всё там облазить... то есть, извините, провести подробный и всесторонний экологический мониторинг.
Растения и животные там были очень интересные, но сейчас не об этом. Сейчас — о гвоздиках.
Как у всякого порядочного аэродрома, у нашего была взлётная полоса, ориентированная к господствующему (северо-западному для Москвы) ветру, то есть самолёты начинали разгон примерно от аэровокзала в направлении метро Октябрьское поле (кстати, тоже часть Ходынского поля, дальняя, переименованная после революции. Аэродромом никогда не была).
И вот в конце этой взлётной полосы, поперёк её, была ещё одна. Она появлялась во второй половине июня. Это была довольно широкая полоса красных гвоздик-травянок.




Надо сказать, что гвоздики эти — обычные цветы для Подмосковья, но растут они в совершенно других местах. Это цветок лесных опушек, речных берегов. В нашем районе — Аэропорт, Сокол, Беговая — они не встречаются нигде. Ни в рощах, ни в скверах, ни во дворах. А тут так много... И в центре лётного поля их почти не было, только несколько пятен, и тоже ближе к дальнему, западному, концу взлётной полосы.
На всём поле аэродрома условия для роста одинаковые, и все другие растения встречались более-менее равномерно по всей площади поля. И только гвоздики росли так вот странно...

А потом мне попались воспоминания Константина Константиновича Арцеулова. Знаменитый лётчик-ас, внук художника Айвазовского и сам художник, преподаватель лётного мастерства. Одним из его учеников был Валерий Чкалов.
В 1915 году Константин Арцеулов прибыл с фронта для испытания новых боевых самолётов — перед Первой мировой войной и во время неё на нашем аэродроме, на Ходынке, испытывали новые самолёты-истребители отечественного производства, завода «Дукс». Во время первого испытательного полёта лётчик увидел на поле среди травы яркие красные пятна. Потом ему объяснили, что, когда случалась катастрофа и самолёты падали — чаще всего, в конце взлётной полосы, - и, если лётчик погибал, на этом месте сажали гвоздики.

С тех пор прошёл век. 100 лет. Уже забылись имена и события. А гвоздики всё росли и сохраняли память о прошлом, о героях-испытателях.
До тех пор, пока на Ходынке не построили дома и не залили всё асфальтом.

(без названия)

(без названия)

(без названия)


Памятник Валерию Чкалову — знаменитому ученику знаменитого учителя, разбившемуся при невыясненных пока обстоятельствах рядом с Ходынкой, наконец, установили, на месте падения его самолёта.


Место падения самолёта Чкалова, Хорошевское шоссе, около дома 52, корп. 2
А в 2008 году недалеко от Ходынки, в Чапаевском парке, поставили и памятный камень авиаторам-испытателям, погибшим на Ходынском поле с 1910 по 1970 годы.



Надо бы там гвоздики посадить.

И ещё. На Кунцевском кладбище я нашла могилу К.К. Арцеулова. Старейший авиатор России Константин Константинович Арцеулов скончался в 1980 году.



Маша Трифонова.
Биолог.

Фотографии старого аэродрома пересняты со стенда у Храма-часовни Архангела Гавриила в память погибших воинов-авиаторов, на Ходынке.
Остальные снимки - памятники и цветы - мои.
Tags: Заметки ботаника, Московские зарисовки, наш район
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments