Tags: мамина книга

Бабушкин день рождения

Сегодня и всегда.
Цветы, пирожки с капустой - и мы вместе, пусть и далеко.
Мы помним.



Сегодня - ещё два маленьких бабушкиных рассказа о её работе в школе, о репетициях спектаклей.

Тигры

"В библиотеке шла репетиция индийской сказки. Огороженный стульями, Тигр должен был метаться и рычать. Он плохо метался и стеснялся рычать.
Я действовала по системе Станиславского:
Забудь, что это библиотека, это — джунгли. Ты попал в клетку, ты выходишь из себя от отчаяния и злости...
В ожидании своего выхода Шакал и прочие сидели на столе и болтали ногами.
Ну, выходи из себя, - ворчал Попугай, - а то будет звонок и мы ничего не успеем.
Можно я попробую? - спросила Пальма и, не дожидаясь разрешения, тихонечко зарычала.
Почему-то играть чужую роль всегда кажется проще и заманчивей. Всем захотелось вдруг хоть на минуту побыть в шкуре глупого и несправедливого Тигра. Все начали рычать, все забыли, что это библиотека и что в соседних классах идут занятия. Задетый за живое, Тигр наконец рассвирепел и стал входить в роль... Но тут в библиотеку вбежала девочка.
- У нас контрольная, Мария Ивановна просит потише.
Сказала, но не торопилась уйти. По лицу её было видно, что она с удовольствием осталась бы с нами в «джунглях».


Кошка Гека

Мы любим Марка Твена. Без его героев мы просто не можем обходиться. И всех исполнителей роли Гекельберри Финна неизменно волновала проблема дохлой кошки. Каждый Гек прежде, чем учить роль, думал о том, где раздобыть хорошую дохлую кошку. Кошачий вопрос беспокоил и других исполнителей. Кто-то предлагал знакомых бездомных кошек, кто-то соображал, на каких свалках можно найти дохлую настоящую. Приносили кусочки меха, шили чучела. Потом этими чучелами размахивали, швырялись, играли в футбол. Словом, к моменту выступления кошка была в надлежащем виде".




(Цит. по маминой книге: Т.В. Трифонова «Долгая жизнь в России», глава «Рассказы Евг. Таюриной», стр. 213).

А тем временем в тылу



(Из главы "Надо взрослеть" )

"...С Галей я подружилась ещё в декабре, когда мы ходили к раненым в госпиталь, готовили подарки к Новому году, а потом пели там.На обратном пути Галя показала мне свёрнутую в трубочку бумагу: "Я её прячу, чтобы мама не нашла. Смотри". Это была похоронка на Галиного старшего брата:
"В боях за город Смоленск... пал смертью храбрых... Константин Андреевич Волков".
- Я не верю, что Котька погиб. Он обязательно вернётся. А у мамы плохое сердце. Ей нельзя это читать. Мы с мамой пишем ему, если письма приходят назад - я их сжигаю.
Я ещё не знала тогда, что через несколько месяцев мне придётся думать, как сказать бабушке о двух похоронках: на Ундика, моего младшего дядю, приёмного сына бабушки, и на двоюродного брата, Андрея Трифонова. Андрей ушёл на фронт добровольно в августе 41-го года. Погиб в 42-м, девятнадцати лет. Позже пришло извещение о его посмертном награждении.
Я не могла сказать Гале, где мои родители.Я говорила: "Папа на фронте, письма от него не приходят. А мама работает зоотехником в Казахстане".
Галя мне никогда не говорила о своём отце, хотя его карточку - в военной форме - она носила в портфеле.Collapse )